О НАС В СМИ
 
ГЛАВНАЯ ГЛАВНАЯ
ВИДЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВИДЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
АДВОКАТ: БУКВА ЗАКОНА АДВОКАТ: БУКВА ЗАКОНА
УСЛОВИЯ И СТОИМОСТЬ РАБОТЫ УСЛОВИЯ И СТОИМОСТЬ РАБОТЫ
НАШИ ДОСТИЖЕНИЯ НАШИ ДОСТИЖЕНИЯ
НАШ КОЛЛЕКТИВ НАШ КОЛЛЕКТИВ
О НАС В СМИ О НАС В СМИ
БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ
ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ
КОНТАКТЫ КОНТАКТЫ

 

Россия,
г. Кемерово,
пр. Кузнецкий, 58.

ТЕЛЕФОНЫ:
+7(3842) 330-843

e-mail:

zti9942@mail.ru


Защищать права людей

Защищать права людей // (газета "Кузбасс"), 06.06.2014, С. 17.

День российской адвокатуры, который в нашей стране ежегодно отмечают 31 мая, имеет интересную отличительную особенность. Если большинство профессиональных праздников касается, как правило, чётко очерченной группы специалистов вполне определённой отрасли, то День адвокатуры является праздником для людей, представляющих широчайший социальный правозащитный институт, с весьма разносторонними, а порой, и разнородными, занятиями и обязанностями.

Кто же он – современный российский адвокат? Найти ответ на этот вопрос мы постарались с помощью действующего адвоката Татьяны Жеребцовой.

 

Татьяна Жеребцова – адвокат с практическим опытом юридической работы более пятнадцати лет. Руководит собственным адвокатским кабинетом. Помимо частной адвокатской практики сотрудничает с Кемеровским представительством Бюро по надзору за соблюдением прав предпринимателей при «ОПОРЕ РОССИИ». Кроме того, сочетает адвокатскую деятельность с научной и преподавательской – на юридическом факультете КемГУ.

– Татьяна Игоревна, скажите, а кто такой адвокат?

– Наверное, нет смысла дублировать определение, которое дано в законе об адвокатской деятельности и адвокатуре. В принципе, это гражданин Российской Федерации (это обязательное условие), который имеет высшее юридическое образование, успешно прошедший определённые профессиональные испытания, а затем принятый в адвокатскую корпорацию. Ну, а по сути, адвокат – это юрист, занимающийся охраной и защитой законных интересов граждан. Существует закон, который регулирует все сферы деятельности адвоката. Но в любом случае, если человеку показалось, что его законные права нарушаются, причём в любой сфере, он может обратиться за помощью в их восстановлении к адвокату.

– Когда вы учились на юридическом факультете, то думали о том, что станете именно адвокатом? И ещё хотелось бы узнать, получает ли адвокат удовлетворение от своей профессии? Если да, то в чём оно?

– Когда я получала своё второе высшее образование – юридическое, то стремилась именно к адвокатской деятельности. К сожалению, побудительным мотивом для этого стала достаточно печальная жизненная семейная история, после которой я поняла, что хочу защищать права людей…

А если говорить об удовлетворении от профессии, то оно есть. Лично для меня главным приоритетом в работе является вовсе не количество заработанных денег, а нечто другое. И я очень хорошо помню свой первый уголовный процесс, который я выиграла. В тот раз я – без всякого гонорара, по назначению, должна была защищать человека – из тех, кого называют «без определённого места жительства». Его обвиняли в нанесении телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего. Причём этот человек находился под стражей и признавал свою вину. Казалось бы, чего там искать? Но я стала тщательно изучать дело, фотографии и вещественные доказательства, чем очень удивила суд. И установила, что причинно-следственной связи между тем, что совершил подсудимый, и смертью обвиняемого просто нет. Кроме того, выяснилось, что нож, представленный в качестве вещественного доказательства, вообще не имел никакого отношения к этому делу. В результате обвиняемого освободили прямо в зале суда. И этот приговор очень дорогого стоил для меня в эмоциональном плане – для адвоката всегда очень приятно выигрывать процесс.

А ещё одним преимуществом моей работы я считаю её разнообразие. Новые люди, новые ситуации, новые дела, которые никогда один в один не повторяются. Плюс возможность большей самостоятельности – именно поэтому я со временем предпочла работе в большой адвокатской коллегии работу в индивидуальном адвокатском кабинете.

– Если адвокат призван защищать чьи-то права, это автоматически подразумевает то, что у него имеются соперники с другой стороны. А давление при этом на адвоката могут оказывать?

– Если говорить о властном давлении, то я, к счастью, в такие ситуации не попадала. Ну, а психологическое давление, оно, наверное, всегда может присутствовать, во многих спорах. Но я обычно стараюсь находить общий язык с представителями другой стороны и мне это всегда удавалось. При этом важно ни в чём не поступиться в истине и не дать возможности нанести ущерба в правах своему клиенту. А это зависит от самого адвоката. Я считаю так: не можешь находить общего языка с людьми и аргументировано спорить с пользой для дела, задумайся – а ту ли профессию для себя избрал?

– Следовательно, и клиент, выбирающий себе адвоката, и адвокат, оценивающий нового клиента, для общего успеха должны сделать правильный взаимный выбор. А как это происходит на практике?

– Чаще всего адвоката выбирают по рекомендации тех людей, которые уже воспользовались его услугами и остались довольны. Ну, и адвокат тоже со своей стороны оценивает своего потенциального клиента и то дело, которым ему предстоит заниматься. … Только после ряда соображений я буду обращаться к юридической составляющей и прикидывать, есть ли возможность добиться для заявителя положительного решения, хотя бы в части того, на что он претендует. Если же речь идёт об уголовном деле, то здесь лично я в первую очередь смотрю на то, к какой категории оно относится. …

– Получается, что выбор происходит взаимный, но не совсем равноправный – адвокату проще отказать, если я правильно понял?

– Не совсем. Поскольку я адвокат, а не просто юрист, то не могу отказать «просто так». Всё будет зависеть от моей фактической загруженности. А поскольку я много времени уделяю работе с предпринимателями, как по гражданским, так и по административным или уголовным делам, то причины отказа могут быть вполне объективны. У малого бизнеса, в отличие от среднего и крупного, всегда много спорных ситуаций, в которые предприниматели попадают в силу отсутствия юридической грамотности и невозможности содержать профессиональных консультантов. Поэтому адвокатам, обслуживающим малый бизнес, приходится много работать по вопросам, связанным с деятельностью налоговых и других проверяющих органов, представлять интересы предпринимателей в арбитражном суде, разбираться в ситуациях, касающимся трудовых отношений и, конечно, заниматься по спорам в области взаимных претензий по поставкам продукции, материалов и иным договорным отношениям. Иногда приходится разбираться в ситуациях, где арбитражное дело от уголовного – по обвинению предпринимателей в мошенничестве – отделяет очень тонкая грань. Это особая область работы адвокатов, поскольку финансовые, налоговые или арбитражные консультанты далеко не всегда разбираются в уголовном праве. К чести большинства наших адвокатов хочу отметить, что мы стремимся максимально сокращать сроки работы с предпринимателями и добиваться принятия справедливых решений в досудебном порядке.

– И, наконец, вопрос о профессиональной этике: бывают ли случаи, при которых адвокат, видя полную бесперспективность дела, всё же берётся за него просто в целях потянуть время и заработать на этом?

– Если я скажу, что такого нигде и никогда не бывает, это будет неправдой. Хотя бы по той причине, что такие случаи даже приводятся на профессиональных сайтах. В любом сообществе попадаются нечестные люди. Но обман рано или поздно всплывает и наносит непоправимый вред доброму имени такого адвоката, да и сама профессиональная среда старается избавляться от подобных. Большинство же моих коллег стремится работать честно, сохранять лицо и быть надёжным партнёром для каждого своего клиента.

Беседовал Сергей Волков